Войти
БИЧЕР СТОУ Гарриет-Елизавета - Биография

   БИЧЕР СТОУ Гарриет-Елизавета [Beecher Stowe, 1811-1896] -- американская писательница, поборница освобождения негров от рабства. Р. и выросла в пасторской, аболиционистски настроенной семье. Отец писательницы, Лиман Бичер, неоднократно скрывал у себя в доме беглецов-негров. Муж писательницы, Стоу, был преподавателем богословия.

От начала и до конца жизни она оставалась все в той же религиозной, моралистически настроенной среде. Лит-ая деятельность Б. С. протекала в разгар аболиционистского движения в Америке. Аболиционизм зародился почти одновременно в Европе и в Америке в конце XVIII в. Между 30 и 60-ми гг. XIX в. аболиционисты делятся на сторонников принудительного освобождения негров и на лицемерно-прогрессивных проповедников добровольных реформ. Мелкобуржуазная, моралистическая двойственность аболиционизма отразилась и на лит-ой деятельности Б. С. После ряда повестей для детей, прошедших незамеченными, Б. С. в 1851-1852 напечатала свой лучший роман "Хижина дяди Тома" (Uncle Tom's cabin).

Первыми ценителями этого произведения были 10-12-летние дети писательницы, к-рым она читала роман в рукописи. "Хижина дяди Тома" -- широкая картина рабовладельческого быта в южных штатах Америки: тяжелое положение невольников, потрясающие сцены торговли живым товаром, страдания матерей, отрываемых от своих детей, геройство черных мучеников, нарастающее движение аболиционистов -- все это волнующе ярко изображено Б. С. Роман проникнут христианской моралью. Негр Том терпеливо несет бремя рабства и молится за своих врагов. На всем произведении лежит печать христианского, пуританского "протеста". "Хижина дяди Тома" -- страстный памфлет против рабства, но наряду с резкой проповедью против него в общественном плане -- это попытка примирить рабов с господами в плане религиозном для романа характерны как зачатки здорового социального анализа, так и моралистическая сентиментальность.

Писательнице было ясно, что рабство -- только одна из форм эксплоатации слабых сильными, что победа масс неизбежна. Но Б. С. хочет, чтобы освобождение было достигнуто только мирным путем, при посредстве просвещения и христианской проповеди. Следует отметить, что Б. С. предвидела сохранение фактического рабства после его формальной отмены. "Рабовладелец может забить до смерти непокорного раба, капиталист же уморит его голодною смертью". -- Роман вызвал сочувствие одних общественных кругов и негодование других. Он был переведен на двадцать языков и разошелся в миллионах экземпляров. Хотя тема его и не отличалась новизной, все же эмоционально-насыщенный роман Б. С. наиболее удачно отвечал настроениям и духу времени. Ее упрощенная, построенная на контрастах манера стала типичной для ряда обличительных произведений Америки в позднейшие десятилетия, вплоть до Э. Синклера, считающего "Хижину дяди Тома" образцом социально-действенной лит-ры (см. его "Испытания любви").

В год издания роман был переделан (не Б. С.) в пьесу; инсценировка имела огромный успех (150 постановок сряду в Нью-Иорке). В 10-х гг. тек. столетия роман переработан и в кино-фильм, довольно популярный в свое время. Переделки "Хижины дяди Тома" не сходят со сцены и до сих пор. Отслужив свою общественную службу, "Хижина дяди Тома" стала излюбленным детским чтением. -- Дальнейшая лит-ая деятельность Б. С. не представляет особого интереса. Она осталась горячей противницей рабства, поборницей женского равноправия, и в то же время проповедницей христианской морали, переходящей в узкий пуританизм. Особенным ханжеством отличались ее статьи об интимной жизни Байрона ("The true story of Lady Byron's Life" -- "Истинная история леди Байрон", 1860, и "Lady Byron vindicated" -- "Леди Байрон оправдана" -- ответ на протесты со стороны друзей Байрона).   "Хижина дяди Тома" многократно переводилась на русский яз. (перев. А. Н. Анненской, З. Н. Журавской, А. А. Рагозиной, обработка Леонтьевой и др.) и появлялась в разного рода переделках и сокращениях. Хотя книга Б. С. переиздавалась и советскими издательствами, -- вряд ли следует признать ее желательной для советского подростка: сила реалистического изображения рабства нейтрализуется религиозным разрешением конфликта, характеры эскизны, по тону и темпу роман выпадает из стиля нашей эпохи.

Новини