Войти
Буше Франсуаза - Биография

Франсуаза Буше — французская писательница и иллюстратор своих книг, которые популярны во всем мире и переведены более чем на 20 языков. Из десяти написанных Франсуазой книг в России в издательстве «Клевер» вышли пока только три. Это «Книга, которая учит любить книги даже тех, кто не любит читать», «Книга, которая сделает тебя самым счастливым на свете» и «Книга о том, кто такие родители…».

В конце ноября Франсуаза посетила Россию и встретилась со своими читателями: в Москве — на выставке non/fiction; в Петербурге — в гимназии №155 с углубленным изучением французского языка и книжном магазине «Буквоед». После встречи с учащимися, которые с интересом общались с писательницей на ее родном языке, Франсуаза любезно согласилась рассказать о себе и своем творчестве для читателей.

— Франсуаза, расскажите, пожалуйста, как вы стали писателем?

— Если бы в детстве или юности мне кто-то сказал, что я буду писать книги и приеду с ними в Москву и Петербург, я бы не поверила. Но жизнь готовит сюрпризы. С раннего возраста я писала стихи. Но потом забыла, что могла что-то писать и что мне нравилось это. Я обучалась маркетингу в Англии, в Лондоне. Работала в индустрии моды, занималась модными коллекциями. Профессиональная деятельность меня захватила, и я даже и не думала о писательской карьере. Потом у меня появились дети. Я очень много работала. Но после рождения второй дочки я вспомнила, что писать интересно.

Сначала я стала писать небольшие тексты, нашла свой блокнот и стала там записывать. Я решила попробовать, понять: могу я писать или нет. Я очень люблю, когда мои дела увенчиваются успехом. И я подумала, что на основе этих коротких фраз, я могу сделать свою книгу. Так я стала мечтать о собственной настоящей книге. Я сама сделала оригинал-макет, просто сидя дома.

— Легко ли было найти издателя для своей книги?

— В издательском мире я никого не знала, потому что раньше занималась модой, и я решила пойти с этой книгой на книжный фестиваль. Хоть мне и говорили, что так не делается, что никто не обратит внимания на мою книгу, потому что там все заняты. Но я все равно пошла. Практически всем, кто смотрел мою книгу, она не понравилась. И эти люди даже не были со мной любезны. Но когда я подошла к очередному стенду одного издательства, мне сказали, что да, ваш проект интересен и мы вам позвоним. Я получила надежду, но, конечно, уверенности не было. Я это так подробно рассказываю, чтобы показать, что даже когда все говорят, что у тебя ничего не получится, надо все равно идти и пробовать.

— Франсуаза, а что вам нравится больше писать или рисовать? Что возникает сначала: образы или слова?

— Все вместе. Это некие вспышки. Невозможно отделить одно от другого.

— Как протекает сам процесс? Возникает сначала текст? Или рисунок с подписями?

— Вообще-то это спонтанный процесс. Если я хочу написать на какую-то тему, например, о счастье, я беру тетрадь и начинаю писать все, что мне приходит в голову, и рисовать все, что мне приходит в голову. Никогда не бывает так, что я придумываю отдельно текст и отдельно рисунок. Обычно они возникают одновременно. Потом, когда у меня уже есть некий набор идей, нужно сделать самое сложное — составить из них книгу. Поэтому, наверное, не получилось бы ничего, если бы это были проработанные рисунки, правильные и красивые. Потому что здесь они представлены именно так, как они появились у меня перед глазами. Я практически никогда не переделываю рисунки. При этом вы видите, что рисую я очень плохо, и многие из моих читателей могли бы нарисовать гораздо лучше.

— Много ли времени уходит на подготовку книги?

— Все-таки немало. Это творческий процесс. Иногда у меня возникает сразу много идей, и я в один день все записываю, а иногда раз — и целую неделю ни одной идеи. От этого становится грустно. Я начинаю бояться повториться, и тогда приходится дать отдохнуть материалу. А иногда я делаю что-то и вдруг понимаю, что это никуда не годится и нужно все начинать заново.

И потом в моих книгах есть некоторая сложность: я хочу быть забавной и употребляю какие-то грубые слова, но при этом я не хочу быть вульгарной. И всегда очень сложно находить эту грань, тонкую линию, от которой я не хочу отклониться. Я говорю на детском языке, как говорят дети, но я не хочу при этом эпатировать родителей, шокировать их, потому что им это можно показаться неприятным. Поэтому, конечно, работа занимает время. Когда видишь книгу, кажется, что я просто сижу и забавляюсь, на самом деле это не так. Иногда мне приходится тяжело.

— Пытается ли издатель что-то менять в тех материалах, которые вы ему приносите, какие-то слова, макет? Или в изданной книге все абсолютно так, как вы написали?

— Нет, мой издатель понял, что работать книга будет только так, как она есть. В этом плане я свободна. Мы с издателем встречаемся два раза. Сначала я предлагаю свои идеи, как они есть, в беспорядке, и мы их согласовываем. А потом прихожу уже с готовой книгой.

— У вас вышло уже 10 книг, которые популярны во Франции и за ее пределами. Есть ли планы продолжать писать дальше?

— Да, следующая книга для детей будет в этой же серии, она будет о мальчиках и девочках. Также я готовлю практическую тетрадь для занятий по этой книге. Чтобы дети могли рисовать или писать в ней что-то.

— Кому вы в первую очередь показываете только что созданную книгу? Кто первый читатель?

— Никому не показываю.

— Сразу несете издателю?

— Да, теперь я в себя верю, доверяю себе. Сначала я показывала свои рисунки и тексты, но потом поняла, что это ужасно. Ты показываешь и видишь недовольные лица, которые морщатся, и это очень неприятно.

— А как ваши дети? Им нравятся ваши книги?

— Сейчас по большому счету только младшая дочь интересуется моими книгами, потому что ей 12 лет и они подходят ей по возрасту. Три последние книги были написаны, когда остальные дети были уже взрослыми. Младшая приносит в школу одну из моих книг, в которой я написала «Создано при содействии Лу Буше» (это ее имя), и спрашивает у своих подруг, не хотят ли они, чтобы она дала им свой автограф. Старшие же дети очень довольны, когда видят мои книги изданными. Дома у меня все разбросано, все рисунки. У меня нет своего кабинета, и я пишу и рисую просто в гостиной. Где-то на полу что-то зарисовываю или записываю. Дети видят все эти кипы бумаг в полном беспорядке, а потом в изданном виде. И им это нравится.

— Расскажите, пожалуйста, какие книги вы любили в детстве?

— В первую очередь — книги Астрид Линдгрен. Пеппи Длинныйчулок была моим идолом.

— Насколько иллюстрации в детских книжках для вас были важны?

— Я скорее все-таки текстом интересовалась. Я читала очень много, а рисунки меня не очень интересовали.

— А сейчас вы любите читать?

— Да, очень. У меня, конечно, мало времени, но я обожаю читать. Я читаю гораздо меньше, чем раньше, но я продолжаю покупать книги. Если я вижу книгу, которая меня интересует, я ее покупаю, даже если сейчас у меня нет времени ее прочитать. Я знаю, что придет время каникул, отдыха и я возьму ее с собой. Поэтому у меня около кровати целые стопки книг, которые я собираюсь прочитать.

— Насколько сейчас во Франции распространено чтение родителями детям? Чтение вслух перед сном, например.

— Да, существует такое, но все меньше и меньше, потому что у родителей остается все меньше и меньше свободного времени. Потом очень трудно найти книгу, которая будет одновременно нравиться и детям, и родителям. Я всегда старалась прочитать своим детям то, что мне самой интересно. А им нет – и они засыпали. Или они приносили мне свою книгу, и тогда уже я засыпала.

— Сейчас становятся очень распространенными электронные книги. Выходят ли электронные версии ваших книг?

— Да, три последние вышли и в электронном виде. Но во Франции электронные книги продаются намного хуже, чем бумажные, которые составляют основной объем продаж. Однако нужно и на этом рынке тоже присутствовать.

— Сейчас специалисты спорят: вытеснит ли электронная книга бумажную. Что вы об этом думаете?

— Я думаю, что все зависит от книг. Потому что если это объемные романы, то их гораздо удобнее скачать и читать. А в детских книгах остается удовольствие от прикосновения, от тактильных ощущений. При этом родители очень боятся, что дети совсем погрязнут в электронике и виртуальном пространстве, поэтому они стараются покупать как можно больше бумажных книг. Что касается электронной революции, то во Франции она идет медленнее, чем в других места. Потому что у нас очень развита именно культура книги.

— Во Франции распространены книжные салоны, фестивали, ярмарки?

— Да, их очень-очень много. Есть книжный салон в Париже, который во много раз больше, чем в Москве. Но есть и другие. Отдельный салон есть для детских книг. Сейчас как раз проходит Книжный салон в Париже, где я должна была быть, но я предпочла поехать в Москву. Причем обычно книжный салон — это очень красивое событие, в котором участвует много детей.

— В каких странах вы были со своими книгами?

— Очень много в Англии, в Австрии, в Швейцарии. Теперь, видимо, я буду ездить еще больше, т.к. книга переведена на 20 языков. Я думаю, что мне удастся поехать во Вьетнам, Китай, Корею. Если я могу путешествовать со своими книгами, то это здорово! Это настоящая мечта.

— Сильно ли отличается восприятие книг в зависимости от национальных особенностей?

— Я очень удивлена, потому что даже для Франции мое чувство юмора своеобразное, немного абсурдное, в нем много всего намешано. И я никогда не думала, что мое чувство юмора будет действовать в таких странах, как Катар, например. Для меня это полная загадка. С такими странами, как Россия, Соединенные Штаты или Англия понятно — у нас много общего. Получается, что простота и радость моих книг затрагивает людей вне зависимости от гражданства. И это очень хорошо.

Новини